Головная боль.  Интернет-журнал главная  архив  каталог  интернет-база  ссылки  литература  съезды  авторам  редакция 
мигрень головная боль у детей менструация оргазм секс лечение причины беременность сильная шкала MIDAS антидепрессанты суматриптан имигран дигидергот ношпалгин персен флуоксетин опросник Бека тест погода диагностический алгоритм шкалы опросники головная боль катодолон торин персен амитриптилин самуэльс неврология харрисон новая классификация головных болей головная боль мигрень боль цефалгия цефалалгия неврология психиатрия журнал Юдельсон Смоленск

Особенности головной боли у пациентов с опухолями головного мозга


О. С. Редькин

Кировская государственная медицинская академия
Кафедра неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики


Цель исследования: изучение особенностей головной боли у пациентов с опухолями головного мозга и сопоставление их с неврологическим статусом, гистологией непластического процесса и МРТ (КТ) картиной.

Методы: проведен анализ историй болезни 125 пациентов нейрохирургического отделения Кировской областной клинической больницы за 2003-2004 годы, у которых впервые была диагностирована опухоль головного мозга. При анализе архивных историй болезни изучался, во-первых, удельный вес жалобы на головную боль, во-вторых, характеристики головной боли, в-третьих, особенности цефалгического синдрома в зависимости от локализации и гистологической картины объемного процесса в мозге, в-четвертых, особенности неврологического статуса пациентов.

В зависимости от наличия и характеристики головной боли пациенты были распределены на 3 категории: A - головная боль как основная жалоба с признаками гипертензионной на основании пунк-та 7.4.1 (головная боль как атрибут внутричерепной гипертензии или гидроцефалии при неопластическом процессе головного мозга) МКГБ-II, B - головная боль как одна из жалоб пациента (в данную группу мы включили как недифференцированные головные боли, так и локальные головные боли), C - отсутствие головной боли. Дифференциация неопластического процесса проводилась с учетом анатомических особенностей (с разделением на супра- и субтенто-риальные объемные процессы по Кушингу) и данных гистологиче-ского исследования (послеоперационная биопсия ткани опухоли). Кроме того, мы учитывали особенности нейровизуализационной картины по данным МРТ (КТ) исследования (наличие или отсутствие масс-эффекта, деформации желудочковой системы, гидроцефа-лии), эти данные приведены в табл. 2 и на рис. 2, а спектр невроло-гических нарушений показан в табл. 1.

Таблица 1
Особенность неврологического статуса при опухолях головного мозга в зависимости от характера цефалгии

Особенность неврологического статуса при опухолях головного мозга в зависимости от характера цефалгии

Таблица 2
Особенность цефалгического синдрома при опухолях головного мозга в зависимости от МРТ-картины и гистологии неопластического процесса

Особенность цефалгического синдрома при опухолях головного мозга в зависимости от МРТ-картины и гистологии неопластического процесса
Рис. 1. Удельный вес (%) изменений на МРТ (КТ) и данные гистологии неопластического процесса в зависимости от особенностей головной боли

Рис. 1. Удельный вес (%) изменений на МРТ (КТ) и данные гистологии неопластического процесса в зависимости от особенностей головной боли

Результаты: из табл.1 можно видеть, что жалоба на головную боль при опухолях головного мозга встречалась у подавляющего количества пациентов (101 человек - пациенты категорий A и B - 80,8% от общего числа), при этом у 32,8% пациентов головные боли носили характер гипертензионных, то есть сопровождались тошнотой, рвотой, несистемным головокружением, усиливались в горизонтальном положении (чаще после сна). В 48% случаев головная боль носила негипертензионный характер и была более умеренной. У 28% пациентов с головными болями отмечался ее акцент, соответствовавший стороне очаговых изменений вещества мозга.

Время развития гипертензионного цефалгического синдрома от момента возникновения первых симптомов до развернутой кар-тины составило в среднем 4 (1÷6) месяца. При анализе нейровизуализационной и гистологической картины (табл. 2, рис. 1) отмечено, что у данных пациентов (категория A) в 53,6% случаев имелся масс-эффект, в 82,9% - деформация желудочковой системы мозга и в 39% - гидроцефалия. Гистологическое исследование выявило пре-обладание злокачественного процесса (низкодифференцированные глиомы, метастазы) в 51,2%. Очаговая неврологическая симптома-тика (табл. 1) была представлена парезами (26,8%), гипэстезией (17%), атаксией (53,6%), нарушениями в стоянии и ходьбе (48,8%). Эпилептические приступы были отмечены у 12,2% (супратентори-альные опухоли), при этом в 40% случаев приступы носили генерализованный характер.

У пациентов с негипертензионным характером головной боли (категория B) время ее развития составило в среднем 8 (3?12) месяцев, что достоверно превышало показатель предыдущей группы (p>0,05), головная боль нарастала постепенно и носила умеренный характер. У данных пациентов (рис. 1) отмечено меньшее количество случаев смещения срединных структур мозга (31,6%), деформации желудочковой системы (51,6%) и гидроцефалии (6,7%). Кроме того, гистологическое исследование выявило значительно меньший процент злокачественных опухолей - 15%, это более чем в три раза меньше, чем показатель предыдущей группы. Особенностью очаговой симптоматики было то, что в жалобах она чаще выходила на первый план, затмевая собственно цефалгию. В данной группе отмечалось достоверное увеличение удельного веса эпилептического синдрома - 35%, при этом генерализованный характер приступов отмечен в 43% случаев. Именно эпилептический синдром, а не головная боль, чаще служил поводом для обследования этих пациентов. Кроме того, в данной группе отмечался рост нарушений зрения в виде его снижения и анопсий различных видов, что связано, по всей видимости, с относительным увеличением доброкачественных образований селлярной области.

В группе пациентов, не предъявлявших цефалгических жалоб и составлявших 19,2% от общего числа больных (категория C), было наименьшее количество случаев смещения срединных структур (16,6%) и признаков деформации желудочковой системы мозга (20,8%), по данным МРТ (КТ) исследования. При этом количество гистологически злокачественных неопластических процессов было больше, чем в группе с негипертензионными головными болями (25%), что, по нашему мнению, является свидетельством того, что именно нарушение анатомических взаимоотношений в мозге с развитием ликворной дисциркуляции является главным фактором развития цефалгии при данной патологии. Очаговая неврологическая симптоматика и жалобы, связанные с неврологическим дефицитом, выходили на первый план в данной группе, где отмечался рост психических (20,8%), речевых нарушений (8,3%), нарушений чувствительной сферы в виде моно- или гемигипэстезий (20,8%), нарушения стояния и походки (29,2%). Значительное место также занимал эпилептический синдром (29,2%), при этом генерализованные приступы отмечались чаще, чем в других группах (57,4%). Развитие неврологического дефицита в данной группе занимало более длительный промежуток времени, в среднем 1 год.

В целом нужно отметить, что цефалгический синдром у пациентов с объемными образованиями головного мозга в 71,2% случаев (по нашим данным) имел прогредиентное течение с нарастанием интенсивности и частоты цефалгических эпизодов за относительно короткий срок, что является отличительной особенностью головных болей при данной патологии и согласуется с данными научной литературы.

Таким образом, у пациентов с опухолями головного мозга прослеживается определенная зависимость характеристик цефалгии от очаговых изменений вещества мозга, что может быть полезно в практическом плане.




главная  архив  каталог  интернет-база  ссылки  литература  съезды  авторам  редакция  Головная боль.  Интернет-журнал